Великая еда: Кулинарные пристрастия сильных мира сего (продолжение)

Интересная история связана с блюдом под названием бефстроганов. В России оно появилось не так давно, во второй половине XIX века. В названии соединились два слова: французский эквивалент слова «говядина» и фамилия популяризатора, графа Строганова. Он был уважаемым человеком и гурманом, поэтому в знак почтения было придумано это блюдо.

3088_42.1140268408.81039

 

Но есть более житейская версия: из-за проблем с зубами Строганов просил резать мясо помельче. На противовес ему стоит фигура более монументальная и гораздо менее притязательная в быту – Лев Толстой, который был идейным вегетарианцем. Его любимым блюдом был свекольный суп без мяса.
В семье Александра Пушкина готовили самые разные яства, но сам поэт очень любил кисель, гречку, куриные котлеты (иначе именуемые «пожарские»), моченые яблоки и варенье. Последнее он обожал настолько, что мог черпать ложками и запивать ледяным молоком. Говорят, никто не мог удержаться от соблазна сделать то же самое, видя довольную улыбку Саши – не Александра Сергеевича.

У писателя Александра Сумарокова был оригинальный подход к выбору птицы: он считал, что наиболее пригодными является мясо молодых кур. Он наделял его целебными свойствами, мол, такое мясо полезно для сердца и вообще всячески омолаживает организм. Возможно, эти знания он почерпнул у Авиценны, что лишь возвышает его в глазах почитателей.

Известно, что единственно доступным и оттого любимым блюдом московских актёров были мясные расстегаи, подававшиеся в трактире Щербакова. Завсегдатаем здесь был и драматург Александр Островский, чьему перу принадлежит пьеса с говорящим названием «Бедность не порок». Драматург очень любил огромные, размером с тарелку, пироги, залитые бульоном. К тому же, стоили они весьма дёшево – 15 копеек. А вот Иван Тургенев любил желе и безе – но так скажет человек несведущий. Как и любая творческая личность, Тургенев не мог не приукрасить действительность; так, в его меню появились «трепещущее желе» и «шпанский ветер». Его собрат по перу Николай Гоголь, вопреки ожиданиям, любил не гоголь-моголь, а сбитень. Любил настолько, что даже привёл рецепт в «Мёртвых душах». Вообще этот гениальный писатель отличался своеобразным подходом к приготовлению еды, и даже в итальянских ресторанах умудрялся диктовать свои условия.

Самым умелым едоком в русских писательских кругах слыл Иван Крылов. О его любви к хорошей пище свидетельствовала не только тучность, запечатлённая на полотнах, но и множество воспоминаний современников. По их словам, баснописец обожал блины и рыбу, а его любимым блюдом была стерлядь по-дворянски. Он выбирал друзей по принципу сытности: кто устраивает более богатые обеды – к тому и пойдёт. Более того, Крылову зачастую не нужны были и банкеты с пышными яствами: он мог обойтись заплесневевшими пирогами, как это случилось с ним однажды. Найдя в кладовой шесть испорченных пирогов, он слопал их, утешаясь тем, что если уж суждено чему-нибудь случится, то оно случится. К счастью, всё обошлось.

Меж тем, друзья Ивана Андреевича очень переживали за его здоровье и просили его поумерить страсть к чревоугодию. Сначала писатель неохотно соглашался на их уговоры, но во время пира, когда хозяева то и дело подкладывали ему новые блюда и припрашивали отведать, он виновато косился на друзей, говоря: «Не могу…» – и после паузы: «Оскорбить вас отказом…» Этот талантливейший человек с кучей друзей и неслабым авторитетом в кругах, приближенных к царю, не смог справиться с обжорством и от него же умер.

Добавить комментарий

CAPTCHA изображение
*