Великая еда: Кулинарные пристрастия сильных мира сего

Знаменитости всех времён и народов отличались не только талантом в своей сфере деятельности, но и некоторыми забавными привычками, среди которых наиболее ярко выделялись пищевые.

ff77cc6c2c7568be9d709650c7209fa9

на портрете Джакомо Казанова


Казалось бы, лазанья и пицца – блюда не такие уж древние, но ими лакомились ещё великие римляне Гораций и Цицерон. По всей видимости, они ценили многообразие вкуса и вида этих блюд. Их наследник Джакомо Казанова, заработавший мировое имя не трудом, а кутежом, был тем ещё гурманом. Где бы он ни был (а бывал он во многих краях), там всегда находил досель не известную ему пищу и смаковал, не забывая описать свои ощущения. Разумеется, такой любитель поесть не мог оставить без внимания богатство и разнообразность русской кухни. Из напитков Казанове по душе пришёлся сбитень, который он сравнил его с шербетом. Среди прочих достоинств путешественник отмечал великодушие хозяев, которые в любое время с радостью принимали званых и незваных гостей.

Гостеприимной хозяйкой слыла жена Людовика ХV, королева Мария Лещинская. Она любила фрикасе из цыплят и часто заказывала его на пиршества. А вот Отто фон Бисмарк был страстным любителем маринованной сельди и не отказывался от неё даже на роскошных банкетах. Он шутил, что селёдка в маринаде из масла, уксуса, лаврового листа и горчичных зёрен при первом же взлёте цен станет популярнее икры.

Пищевым аскетом можно назвать и великую Екатерину II, несмотря на её высокий статус. Она была ранней пташкой: уже в 6 часов утра была на ногах, приводила себя в порядок, шла в рабочий кабинет, где её ожидали кофе со сливками и гренки. Кофе был так крепок, что у неподготовленного человека легко мог случиться резкий скачок давления. Императрица обожала этот напиток настолько, что даже в старости не смогла отказаться от уже не приносящего пользу кофе, и даже будучи на смертном одре, успела выпить две чашечки.

Как думаете, кому принадлежит «Большая кулинарная энциклопедия»? Какому-нибудь именитому придворному повару или кондитеру – скажете вы, и будете очень далеки от истины. Этот талмуд, в котором собраны и рецепты блюд, и короткие смешные истории, и поварские заметки, принадлежит Александру Дюма-отцу, который славился не только талантом, но и искренней любовью к хорошим блюдам. Он решил создать эту книгу в 1858 году после путешествия по России. Его, как и Казанову, покорило русское гостеприимство и многообразие кулинарных традиций. Его труд пестрит остроумными замечаниями о пользе продуктов, рассказами, основанными на собственном опыте и рабочем опыте Мари-Антуана Карена, и кроме того, там представлен уникальный календарь блюд, созданный специально в соответствии с продуктовым набором каждого времени года. Александр Дюма увековечил имя Авдотьи Панаевой, хозяйки дачи в Ораниебауме, куда тот частенько наведывался. В это время столы ломились под обилием блюд: там был и курник, и пироги с рыбой, и щи, и печёный поросёнок, и утка с яблоками, и грибы в сметане… Ох! Сама хозяйка даже как-то записала в дневнике, что желудок писателя вполне смог справиться с ядовитыми грибами. Что уж ему какие-то там поросята да уточки

 

Добавить комментарий

CAPTCHA изображение
*